Фотографии


Article

Умер главный художник «Ленкома» Олег Шейнцис

В Одессе на 58-м году жизни скоропостижно скончался один из главных театральных художников Москвы Олег Шейнцис, работавший в «Ленкоме» с 1980 года. Именно он оформлял «Юнону» и «Авось», «Жестокие игры», «Чайку», «Оптимистическую трагедию» и другие нашумевшие московские спектакли.    

…Сезон в «Ленкоме» завершился. Олег каждое лето уезжал на родину, в Одессу, в свой милый город, где отдыхал душой. Кто-то скажет, что сценограф со своими чертежами да макетами превращается в некого техника-“машиниста”. Но только не Шейнцис. В качестве тренинга там, в Одессе, частенько выходил на этюды: виды города, пейзажи, лица родных людей… А к сентябрю, отдохнувший, возвращался в Москву.

— 12-го до вечера засиделись с Олегом в театре, — рассказывает его ученик Виктор Шилькрот, — с удовольствием обсуждали планы на новый сезон: они-то с Марком Захаровым уже в проекте держали «Женитьбу» Гоголя. Потом Олег все о своих учениках вспоминал — он же преподает в Школе-студии МХАТ. Один курс только что выпустил, другой — набрал. Ну а потом… дошли до Пушкинской и пожали друг другу руки. Ему до Таганки ехать… А 13-го в 7 утра самолетом вылетел в Одессу.

Говорит замдиректора театра Сергей Вольтер:

— Олег остановился как всегда у родственников своей жены Людмилы Кузьменко. 16-го, в районе 7 утра, почувствовал себя плохо. Сердечный приступ. Людмила Григорьевна немедленно вызвала «скорую» — но… та приехала слишком поздно. Мгновенная, неожиданная смерть. То ли тромб оторвался, то ли что… потом станет ясно.

«Болел ли он чем-то?» — спрашивают журналисты у его друзей. «Вроде нет, на сердце никогда не жаловался». «А если и болел, то по нему никогда этого не было видно».

Виктор Шилькрот:

— У него был один принцип: работа в театре — это как секс, она не терпит перерывов и отвлечений, — только тогда будет должная отдача. По-иному не мог. Скажешь — «новая постановка», всё, он погружается в нее с головой и на свои болячки внимания не обращает. Так и работал над своими любимыми — «Юноной» и «Авось», «Оптимистической трагедией», да над всеми! Сам эскизы рисовал, сам макеты делал, да и зачастую к декорациям руку прикладывал — расписывал, подновлял…

Он был всегда в движении: куда-то спешил, с кем-то разговаривал, делился планами, событиями, замыслами. Энергия жизни, энергия мысли, энергия таланта – они казались в нем неисчерпаемыми. Он иногда шутил о своей профессии: «Никто не знает, зачем в театре декорации. Но скажи режиссеру: «Делайте спектакль без художника», – он моментально впадет в истерику. Он запричитает: «Вы что, сдурели? да о чем вы говорите?!»

И действительно, как представить себе спектакли «Ленкома» без Шейнциса? Невозможно, абсурдно. Творческий союз Захаров–Шейнцис вошел в историю нашего театра, как вошли в историю союзы Товстоногов–Кочергин, Любимов–Боровский… Творческий облик Ленкома складывался в их прекрасном, напряженном и радостном партнерстве. Кто еще мог придумать «Диктатуру совести» с ее рушащимися потолком и рисованными далями, с разбиваемой вдребезги люстрой?! Кто забудет атмосферу «Поминальной молитвы»? Сценографию спектаклей «Юнона» и «Авось», «Трех девушек в голубом», «Оптимистической трагедии», «Варвара и еретика»? Да и всех остальных постановок, которые он создал за четверть века, когда был главным художником «Ленкома».

Он ощущал свою ответственность перед делом. Десятки раз приходя на оформленный им спектакль, снова и снова «разнося» любимых студентов, он постоянно и наглядно доказывал всей жизнью, что в искусстве нет мелочей, что в нем нельзя существовать «с холодным носом». Шейнцис уверял, что художник – тот же предсказатель: он видит то, чего еще нет, видит в красках, деталях, подробностях, свете, движении. И свое видение настоящий художник умеет яростно отстаивать.

Его взрывной характер вошел в театральные легенды. Но сам он был твердо убежден, что талант по природе своей не бывает компромиссным. Недавно он вздыхал: «Сейчас так мало настоящих лидеров, личностей, не желающих уступать ничего из задуманного, уверенных в том, что они делают». Со смертью Олега Ароновича Шейнциса их стало еще меньше.

Осиротел «Ленком», осиротели его студенты в Школе-студии, а в нашем театре стало скучнее и печальнее.

СПРАВКА

Олег Шейнцис, 1949 года рождения (Одесса) — народный художник России, лауреат госпремий. Начал обучение в Одесской художественной школе, а позже — в театральном училище. Работал архитектором. В 1977-м, после окончания постановочного факультета Школы-студии при МХАТ, начинает сотрудничать с «Ленкомом». Уже в 80-м становится главным художником театра. Соавтор легендарных спектаклей: «Жестокие игры», «Юнона» и «Авось», «Три девушки в голубом», «Оптимистическая трагедия», «Мудрец», «Поминальная молитва» и многих других. Одни из последних его работ: «Шут Балакирев», «Плач палача» и «Ва-банк».

19.07.2006

 Партнеры

 Реклама