Фотографии


Article

Михаил Жванецкий. "Нижний Тагил"

Вот и вспоминай Нижний Тагил. Конец января... Советская власть... Металлургический комбинат. Ты приехал с полуподпольным выступлением. Вспоминай. Ты помнишь всё, кроме своего выступления. Они всё делали сами. Вспомни квартиру, что уступили тебе на эти два или три дня. Трехкомнатная. Вся семья куда-то выехала. Вспомни яблоки на столе. Вспомни завтраки, которые хозяева готовили тебе и уходили. Вспомни, как они спорили, кто тебя повезет...    

Металлургический комбинат.

Ты приехал с полуподпольным выступлением.

Вспоминай.

Ты помнишь всё, кроме своего выступления.

Они всё делали сами.

Вспомни квартиру, что уступили тебе на эти два или три дня.

Трехкомнатная.

Вся семья куда-то выехала.

Вспомни яблоки на столе.

Вспомни завтраки, которые хозяева готовили тебе и уходили.

Вспомни, как они спорили, кто тебя повезет.

Девять машин за три дня.

А в последний день — гонщик, когда концерт позади.

Вот и припомни, как они вдесятером готовили обед.

Как на завтрак были пельмени, пиво, водка, борщ — всё, чего не достать.

Как ради тебя не ушли на обед прокатчики.

Тебе показали, как катают 400-килограммовые бандажи.

Как все с тобой сидели в бане прокатного цеха ночью.

И ночью голые, мокрые мужики выбегали из парной к прокатному стану.

Летел раскаленный докрасна двутавр N 20.

Он пролетал, обдавал голых гулом.

Потом шел ветер.

Потом жар.

Грохот, ветер, жар, двутавр метров десять, далеко наверху в кабине оператор.

И мы голые с бокалами шампанского.

Где, когда, какая власть могла нам помешать?

Какой еще народ тебе был нужен?

Вот и вспоминай, как они, твои слушатели, по очереди взяли на себя все препоны, все барьеры, что выстроила на твоем пути власть.

От авиабилета до гонорара.

Когда еще ты в этом государстве не потерял ни минуты?

Кто-то уже стоял в очередях. А кто-то уже выстоял.

Ты только появлялся, и очередь подходила.

Партийные деятели не могли взять в толк, когда их обскакали. Почему их ни о чем не просили. И уехали, так ничего и не попросив, не сообщив, не поблагодарив.

Это их-то!

А когда у тебя поломались очки, ты их передал туда, в народ, и их вернули тебе починенными.

Вот и вспоминай, любимый.

Каким ты был.

Ибо тут возможны два варианта.

Либо ты называешь дерьмо дерьмом, невзирая на должности и звания. И народ тебе кричит: «Ура!»

Либо ты кричишь: «Ура!» И народ тебя называет дерьмом, невзирая на должности и звания.

19.04.2007

 Партнеры

 Реклама