Фотографии


Article

Виталий Вульф: "Мы живем в мире полуобразованных людей"

Когда я смотрю некоторые программы, я наблюдаю две тенденции. Во-первых, постоянное желание все время всё драматизировать и показывать в негативном свете. Обязательно. Алкоголизм – в обязательном порядке в каждой программе о крупном актере. Но в жизни ведь все было иначе! Вторая тенденция – все время рассказывается о распущенности в личной жизни. Толпа массой всегда любит пакости...    

Программу «Мой серебряный шар» Виталия Вульфа можно назвать родоначальницей жанра, она существует на телевидении более 10 лет. Героями передачи были не только звезды прошлого и настоящего, но и известные политики, и общественные деятели.

– Насколько сегодняшние герои отличаются от тех, которые были?

– Как небо и земля. Вы же не можете сравнивать, скажем, если брать мир кино – Любовь Орлову и Янину Жеймо с Ингеборгой Дапкунайте или Кориковой?

– От чего это зависит?

– Просто жизнь изменилась. Повсюду. Не только в России. Она стала проще, она стала примитивнее, она стала более коммерциализована. Стала больше зависеть от власти денег, и люди стали менее образованны. Мы живем в мире полуобразованных людей. Образованных – очень немного. Индивидуальности изменились, изменилась ценностная система в жизни. Даже личная жизнь сегодняшних звезд (так называемая личная жизнь так называемых звезд) довольно проста. Потому что меняются просто персонажи у героини или героя. А тех драм и страстей, которые были лет 60 тому назад, вы сегодня ни у кого не найдете. И опять это все от того же. Изменилась жизнь. Это другие люди. Вы забываете, что такие крупные актеры, как Бабанова, Тарасова, Степанова, Мансурова, – все были люди, получившие образование до революции. И они были воспитаны иначе. Их больше всего интересовало только одно искусство. Я никогда не забуду, как Мария Ивановна Бабанова мне однажды сказала, что «было время, в 30-х годах, когда я играла 24 спектакля в месяц, и мне было ужасно неудобно ходить за зарплатой. И зарплату мне приносила моя подруга Тер-Осипян, потому что у меня было такое чувство, что это очень неловко – получать деньги за то, за что я получаю удовольствие. Потому что в те годы я играла с наслаждением».

– Тем не менее сейчас витает такая идея, что без рассказа о личной жизни художника понять невозможно, и именно поэтому мы эту личную жизнь раскапываем до безобразия.

– Знаете, когда я сейчас смотрю некоторые программы (не буду называть какие), я наблюдаю две тенденции. Во-первых, постоянное желание все время всё драматизировать и показывать в негативном свете. Обязательно. Алкоголизм – в обязательном порядке в каждой программе о крупном актере. Но в жизни ведь все было иначе! Вторая тенденция – все время рассказывается о распущенности в личной жизни. Толпа массой всегда любит пакости. Любит, потому что тогда они оказываются приближенными к тем людям, о которых рассказывают. Они такие же получаются, как мы. А то, что есть талант, об этом забывается. Когда жила Любовь Петровна Орлова, в ее эпоху, о ее личной жизни никто ничего не знал.

– У нас тогда была другая история, и тоже не очень симпатичная – у нас были «парадные портреты». И никакой этим портретам жизни, кроме той, что в искусстве, не полагалось.

– А что плохого? Вы меня простите, ровным счетом ничего! Есть очень много западных звезд, которые никогда не рассказывают о своей личной жизни.

– Но они же были совершенно шаблонные!

– Ничего подобного! Они не были шаблонными. Они были идеалами! Потому что на экране появлялась красавица женщина с лучистыми глазами... Как сказал Пастернак – «глаза Любовь Орловой прорезали тьму 37-го года». Она снималась в абсолютно идеологических просталинских фильмах, но она жила в эту эпоху, и люди десятки раз смотрели «Волга-Волга», «Цирк», «Светлый путь». Бесконечно. Могу вам привести пример американский. Грета Гарбо умерла в 1990 году. Ей было 85 лет. При ее жизни не появилось ни одной ее биографии. Ни одной статьи о ней. Она этого не любила. Она прожила 85 лет, не дав ни одного интервью. А была звездой номер один. Во всем мире.

– И тем не менее то, как нам показывают героев, – дает нам представление об эпохе.

– А вот это очень интересное явление вы затронули – нам показывают, а мы все равно воспринимаем сами, своим восприятием. Потому что обаяние и очарование Серовой любой человек чувствует в тех фильмах, в которых она снималась, и понятно, что она была истинной звездой своего времени. А у нас сегодня слово «звезда» уже потеряло свой смысл. Потому что, на самом деле, понятие «звезда» – это социологическое определение. Это тип личности, который, с одной стороны, очень близок массам, а с другой стороны – очень далек. Который соединяет в себе недосягаемость и доступность.

– Тогда у нас таких нет.

– Тогда у нас таких сегодня… нет. А они у нас были. И совсем недавно. Вот когда я делал передачу о Ренате Литвиновой, я показал фрагмент из ее фильма «Небо, самолет, девушка» и тот же эпизод показал из старого фильма «Еще раз про любовь». Вот Доронина и Литвинова. И никому в голову, даже моей домработнице, не пришло сравнивать это. Сравнивать это нельзя. В одном кадре лежали, как две палки, мужчина и женщина, – ну, лежали и лежали. А в другом – было сыграно очень глубоко и очень тонко, потому что Доронина переживала эпоху своего расцвета, своей красоты и громадного таланта, она была одна из истинных звезд! В то время как Литвинова сегодня, на мой взгляд, самая талантливая актриса кино. И ее последние фильмы – «Мне не больно» и «Настройщик» – этому подтверждение.

– Чего не хватает сегодняшним телепортретам?

– Глубины, отбора, точности. Им не хватает многообразия. Как в человеческой жизни, в любой, не все одинаково. И разные бывают периоды. Счастливый, несчастливый, триумф и неудачи. У каждого из актеров жизнь очень сложна, и их нельзя выпрямлять, их нельзя сделать на потребу, их нельзя превращать в набор фактологии, который позволял бы зрителю сказать – мы такие же, как и они. Потому что все-таки это фильмы о талантливых людях, и это надо всегда помнить.

05.07.2007

 Партнеры

 Реклама