Фотографии


Article

Владимир Высоцкий: "Мне есть что спеть, представ перед Всевышним..."

25 июля 1980 года в квартире на Малой Грузинской в 4 часа 10 минут утра остановилось сердце Владимира Высоцкого. Официального сообщения о смерти не было — в это время проходила московская Олимпиада. Только над окошком театральной кассы было вывешено скромное объявление: "Умер актер Владимир Высоцкий". Ни один человек не сдал обратно билет, сохранив его у себя как реликвию. Хоронила Высоцкого, казалось, вся Москва.    

После окончания школы Владимир по настоянию отца поступает в Московский инженерно-строительный институт, но, проучившись в нем полгода, бросает его. Это решение он принял в новогоднюю ночь 1956 года. Они с Игорем Кохановским, школьным другом Высоцкого, решили встретить Новый год весьма своеобразно: за рисованием чертежей, без которых их просто не допустили бы к экзаменационной сессии. После боя курантов, выпив по бокалу шампанского, они принялись за дело. Где-то к двум часам ночи чертежи были готовы. Но тут Высоцкий встал, взял со стола баночку с тушью, и стал поливать ее остатками свой чертеж. "Все. Буду готовиться, есть еще полгода, попробую поступить в театральный. А это — не мое...", — сказал тогда Владимир Семенович.

В 1956 Высоцкий поступает на актерский факультет Школы-студии МХАТа. Осенью того же года он знакомится со студенткой Изой Жуковой. Осенью 1957 года она переехала из общежития к нему на квартиру. В мае 1958 года сыграли свадьбу, но молодой муж продолжал посещать мальчишники, из-за чего у молодых начались первые ссоры. Вскоре они расходятся.

После окончания Школы-студии Высоцкий попал на работу в московский театр им. Пушкина, где играл в эпизодах и в массовке. Зато в кино сыграл уже замеченную публикой роль в известной молодежной картине «Карьера Димы Горина».

Интерес к авторской песне у Высоцкого пробудился после знакомства с творчеством Булата Окуджавы, которого Владимир Семенович считал своим учителем. Позже он даже написал "Песню о Правде и Лжи", посвященную Окуджаве.

Свои первые песни Высоцкий начал писать в начале 60-х годов. Это были песни в стиле "дворовой романтики" и не воспринимались всерьез ни Высоцким, ни теми, кто был его первыми слушателями. Спустя несколько лет, в 1965-м, он напишет знаменитую "Подводную лодку" (Лечь бы на дно, как подводная лодка, Чтоб не могли запеленговать!), о которой Игорь Кохановский впоследствии скажет: "Подводная лодка — это было уже всерьез. И я думаю, что именно эта песня заявила о том, что пора его творческой юности кончилась".

В 1961 году на съемках фильма "713-й просит посадку" Владимир познакомился с актрисой Людмилой Абрамовой, которая стала его второй женой. Позже она вспоминала: "Я его совершенно не знала в лицо, не знала, что он актер. Ничего не знала. Увидела перед собой выпившего человека. И пока я думала, как обойти его стороной, он попросил у меня денег. У Володи была ссадина на голове и, несмотря на холодный дождливый ленинградский вечер, он был в расстегнутой рубашке с оторванными пуговицами. Я как-то сразу поняла, что этому человеку надо помочь. Попросила денег у администратора, та отказала. Потом обошла несколько знакомых, которые жили в гостинице, — безрезультатно. И тогда я дала Володе свой золотой перстень с аметистом, действительно старинный, фамильный, доставшийся мне от бабушки. С Володей что-то произошло в ресторане, была какая-то бурная сцена, он разбил посуду. Его собирались не то сдавать в милицию, не то выселять из гостиницы, не то сообщать на студию. Володя отнес в ресторан перстень с условием, что утром он его выкупит. После этого он поднялся ко мне в номер, там мы и познакомились".

Через несколько дней после этой встречи Высоцкий отбил телеграмму другу: "Срочно приезжай. Женюсь на самой красивой актрисе Советского Союза". В ноябре 1962 года у Абрамовой и Высоцкого родился сын Аркадий. Когда через год жена сообщила мужу, что у них будет еще один ребенок, Высоцкий был против, потому что сидел без работы и без денег. Однако 8 августа 1964 года у них родился сын Никита. Брак с Абрамовой постепенно стал рушиться. Своему другу Валерию Золотухину Высоцкий говорил: "Детей своих я не вижу. Да и не любят они меня. Полчаса в неделю я на них смотрю, одного в угол поставлю, другому по затылку двину. А они орут. Разве это воспитание? Да и с женой не лучше. Шесть лет живем, а у меня ни обедов нормальных, ни чистого белья, ни стираных носков..."

В конце 1964 г. Владимир поступил в Московский театр драмы и комедии на Таганке, где работал до 1980 г. По выражению самого Высоцкого, этот театр стал для него "своим". "Ко мне в театр пришел наниматься молодой человек. Когда я спросил его, что он хочет прочитать, он ответил: "Я несколько своих песен написал, послушаете?" Я согласился послушать одну песню, то есть, фактически, наша встреча должна была продлиться не более пяти минут. Но я слушал, не отрываясь, полтора часа", — вспоминает Юрий Любимов. Так начался творческий путь Высоцкого в Театре на Таганке. Гамлет, Галилей, Пугачев, Свидригайлов — целая палитра образов, созданных вместе с Юрием Любимовым. Любимов поставит и последний спектакль с Высоцким — прощание Владимира Семеновича со зрителями...

Однако в театре не всегда все шло гладко. Почти отеческое отношение Юрия Любимова к Высоцкому и всегда прощавшиеся ему проступки вызывали зависть коллег-актеров, за исключением нескольких друзей Высоцкого — Золотухина, Демидовой, Филатова.

В 1965 году Владимир Высоцкий начал петь свои песни со сцены. Сначала это были выступления с группой его товарищей актеров Театре драмы и комедии на Таганке, затем сольные. 18 января 1967 года в ленинградском клубе "Восток" состоялось его первое официальное выступление. С этого года его все чаще стали приглашать на концерты с песнями в институты, на заводы, в клубы.

Взлет его популярности приходится на выход фильма "Вертикаль" с его песнями летом 1967 года. Как актер, Высоцкий участвовал в создании 30 художественных и телевизионных кинофильмов. Но самая известная и самая любимая роль — Жеглов в телесериале "Место встречи изменить нельзя". Тем не менее, этой роли могло и не быть... Майским вечером 1978-го года, на даче в Одессе Высоцкий, Влади и Говорухин собрались, чтобы обсудить сценарий будущего фильма. И вдруг Марина Влади со слезами на глазах берет Говорухина за руку и уводит из комнаты. "Отпусти Володю, снимай другого артиста!". Ей вторил Высоцкий: "Пойми, мне так мало осталось! Я не могу год жизни тратить на эту роль". "Как много потеряли бы зрители, если бы я сдался в тот вечер", — вспоминает Говорухин.

С Мариной Влади, своей третьей женой, Высоцкий познакомился в конце 60-х. Задолго до этой встречи он увидел актрису в кинофильме "Колдунья" по повести Александра Куприна "Олеся" — и влюбился. В 1967 Влади приехала в Москву на фестиваль. Знакомство произошло в ресторане ВТО, куда Высоцкий пришел туда после репетиции спектакля "Пугачев", на которой была и Марина.

"Краешком глаза я замечаю, что к нам направляется невысокий, плохо одетый молодой человек. Я мельком смотрю на него, и только светло-серые глаза на миг привлекают мое внимание. Но возгласы в зале заставляют меня прервать рассказ, и я поворачиваюсь к нему. Он подходит, молча берет мою руку и долго не выпускает, потом целует ее, садится напротив и уже больше не сводит с меня глаз", — так описывает свое первое знакомство с Высоцким Марина Влади.

В тот же день он признается, что давно любит Марину. А на следующий день Владимир уверенно говорит, что она станет его женой. Когда Марина осторожно замечает ему, что не влюблена, он отвечает: "Неважно, я сумею тебе понравиться, вот увидишь". Она соглашается на предложенную ей в Москве роль, чтобы в следующем году приехать на съемки почти на год. В 1970 году они поженились. Марина Влади была с ним рядом двенадцать лет.

Эти двенадцать лет не были безоблачными. Марина и Владимир подолгу не виделись; он много болел, пил, подвергался нападкам в печати. И все же, всегда на последнем пределе сил он продолжал работать — как и прежде, не берег, не щадил себя, чтобы отыскать, открыть и пропеть правду.

25 июля 1980 года в квартире на Малой Грузинской в четыре часа 10 минут утра сердце Владимира Высоцкого остановилось. Официального сообщения о смерти не было — в это время проходила московская Олимпиада. Только над окошком театральной кассы было вывешено скромное объявление: "Умер актер Владимир Высоцкий". Ни один человек не сдал обратно билет, сохранив его у себя как реликвию...

Мне меньше полувека — сорок с лишним,
Я жив, двенадцать лет тобой и господом храним.
Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,
Мне есть чем оправдаться перед ним, —

- это было одно из последних его стихотворений.

В Европе Высоцкого знали только как мужа Марины Влади

Высоцкого хоронила, казалось, вся Москва.

Если попытаться определить место Высоцкого в истории нашей культуры одним словом, то самым точным будет: олицетворенная совесть народа. При жизни он не стал ни заслуженным, ни лауреатом. Официальных наград и званий удостоен не был, но поистине народным он стал. Его талант, его творчество и явились нерукотворным памятником.

"Работать надо!" — была его любимая поговорка. Если бы он мог, он работал бы круглые сутки. Сон — 3-4 часа, остальное — работа. Песни свои он писал в основном ночью. Приходил домой после спектакля, и садился за работу. Марина Влади ставила перед ним чашку с чаем и тихо садилась в углу. Иногда она засыпала, и тогда, уже под утро, Высоцкий будил ее, чтобы прочесть строки, написанные за ночь.

Песни Высоцкого принято делить на циклы: военный, горный, спортивный, китайский. Фронтовики, слушавшие его песни о войне, были уверены, что он лично пережил все то, о чем писал в песнях. Люди, слушавшие его песни "с криминальным уклоном", были уверены, что он сидел. Моряки, альпинисты, шоферы — все считали его своим.

Врач-реаниматолог НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Леонид Сульповар был одним из тех, кто в июле 1980-го делал всё, чтобы спасти великого барда:

"Физически Володя был очень развит, в нем всегда чувствовалась невероятная сила. И именно мужская сила. Но при всей развитости и тренированности в последние годы здоровье, конечно, было подорвано образом жизни — неупорядоченным, без сна и отдыха".

"23 июля я дежурил. Ко мне приехали, сказали, что Володя совсем плохой. Мы поехали туда. Состояние Володи было ужасным. Стало ясно, что надо или предпринимать более активные действия, пытаться любыми способами спасти, или вообще отказываться от всякой помощи. В общем, любое действие было довольно опасным, но другого выхода не было. Мы решили, что надо его брать. Но его друзья сказали, что это большая ответственность и без согласия родителей этого делать нельзя. И мы договорились, что заберем Володю 25 июля. Он был в очень тяжелом состоянии, но впечатления, что он умирает, не было".

"Двадцать пятого мне позвонили, и я вместо дежурства поехал туда. Народу было уже много. Решали, где хоронить.

Его отец настаивал: "Только на Новодевичьем!" С большим трудом удалось переубедить отца — тогда Новодевичье кладбище было закрытым, и хоронить там народного поэта и певца было нельзя. Поехали на Ваганьковское. Кобзон рассказывал, что директор кладбища чуть не заплакал, когда ему предложили деньги: "За кого вы нас принимаете? Высоцкого! Да любое место..."

Через день после смерти Высоцкого, о его кончине написали все самые крупные мировые издания: Франция, Югославия, Болгария, Бельгия, Италия, Великобритания — все некрологи отличались схожей фразой: "Владимир Высоцкий, советский актер и исполнитель баллад, чьи резкие политические песни часто причиняли ему неприятности с властями, умер от сердечного приступа. Он был мужем Марины Влади, французской актрисы". Влади упоминалась во всех сообщениях о его смерти — Высоцкий для своего народа был героем, а для чужого — только мужем французской актрисы.

26.07.2007

 Партнеры

 Реклама