Фотографии


Article

Грустный клоун Борис Смолкин

Самая страшная история про то, как я боялся сказать маме, что у меня серьезные отношения. Она чопорная женщина, старых традиций. А учитывая еще ее характер... Сам того не желая, мне помог мой сын от первого брака. Накануне нашего первого визита со Светой к моей маме Володя позвонил ей и сказал: «Бабушка, а ты знаешь, что твой сын с ума сошел? Он со школьницей встречается». Так что когда мама увидела Свету, облегченно вздохнула: «Хорошо, что хоть не школьница». Но надо же понимать, что моя мама – типичная еврейская мама. Как в анекдоте.

Пока шла работа над сериалом «Моя прекрасная няня», Борис Смолкин жил между двумя столицами: в Москве – арендованная квартира и бесконечные съемки, в Петербурге – жена, сын, спектакли в Театре музыкальной комедии. Кстати, все это время молодой супруге Смолкина управляться с ребенком помогала няня. «Нормальная, приличная няня – не такая, как Вика Прутковская», – смеясь говорит актер.

Борис Смолкин: «Никто и не предполагал (и я в том числе), что сериал «Моя прекрасная няня» будет настолько популярным. На роль дворецкого Константина я пробовался девять месяцев: постоянно ездил в Москву. Продюсерам сериала меня порекомендовали друзья-кавээнщики Миша Щедринский и Константин Наумочкин (я ребятам немножко помогал, когда они еще играли в КВН). И все девять месяцев мы писали дубли с разными актерами, чтобы посмотреть на нашу совместимость в кадре. Мне уже потом сказали, что я был утвержден сразу, а долгие пробы нужны были для того, чтобы утвердить некоторых других актеров.

Сергей Жигунов – единственный человек, с которым я был знаком до сериала. Еще Люба Полищук – мы с ней немного общались, когда она жила в Петербурге. Все остальные люди были для меня абсолютно новыми: Настя Заворотнюк, Ольга Прокофьева. Два года шли съемки сериала, и мы буквально жили на съемочной площадке. С Жигуновым у нас была одна гримерка, чуть позже я стал все чаще и чаще оставаться там один, потому что у него с Настей начались отношения.

Я никогда ничего не говорил по этому поводу и старался делать вид, что ничего не вижу. Какое мое собачье дело до чужих романов?

С Жигуновым у нас по сей день прекрасные отношения: даже когда я в отъезде, мы созваниваемся и ведем долгие разговоры «за жизнь». Он, кстати, регулярно снабжает моего сына Глеба новыми мультиками и компьютерными играми.

Между прочим, это не первая роль прислуги в моей жизни: я играл Труффальдино, Расплюева в петербургском Театре музыкальной комедии. У меня даже была программа «Слуга на все времена», где я читал монологи различных слуг из произведений классической литературы. А когда-то очень давно мои первые роли в театре начались с ролей барменов. Помню, даже специально ходил учиться у настоящих барменов в гостиницу «Европейская».

Дворецкий Константин, конечно же, похож на меня. Мы оба – клоуны. Грустные клоуны. Меня иногда спрашивают, согласен ли я с тем, что сериал «Моя прекрасная няня» сделал меня по-настоящему известным. Согласен. Меня ведь долгое время не снимали режиссеры. Почему? Склонен думать, что моя внешность не совсем советская, я еврей. Конечно, были какие-то пробы, но все как-то не складывалось. Например, режиссер Фрид хотел, чтобы я играл в «Сильве», но потом мою роль блестяще сыграл уже покойный Виталик Соломин.

Никакой зависти у меня нет и не было. Если завидовать чужим ролям, то на это может уйти вся жизнь. Я тридцать лет служу в Театре музыкальной комедии и вполне доволен своими ролями.

Сначала к «Моей прекрасной няне» я отнесся как... как к просто очередному сериалу. А когда вышли первые серии, смог оценить масштаб его популярности. Ко мне стали подходить люди – в метро, на улице. Причем чаще всего с вопросом: «Ой, а это вы?» Я всегда отвечал и отвечаю: «Да, это я».

Я давно для себя нашел ответ на вопрос о популярности ситкома «Моя прекрасная няня». Дело в том, что это высокоморальный семейный сериал. В нем в легкой забавной форме преподносятся все десять заповедей, которыми до сих пор и живо человечество. Все-таки самая доступная и доходчивая оболочка для восприятия – это юмор. Беззлобный смех над собой и окружающими подсластит любую пилюлю. А девочка из народа, которую играет Настя Заворотнюк, – на мой взгляд, некая квинтэссенция народной мудрости, хитрости, смекалки. Она не сильно образованна, но умна и интуитивно чувствует, что хорошо, а что плохо. К тому же в сериале вообще нет отрицательных персонажей. Все мы добрые и пушистые и очень ценим семью. Мне многие люди говорили, что после «Няни» они пересмотрели свое отношение к семье».

Служебный роман

Борис Смолкин 18 лет был холостяком. Про таких, как он, фильмы снимают: одинокий мужчина в квартире-берлоге, поставивший крест на личной жизни. И конечно, заливающий свое одиночество чем-нибудь крепким.

Борис Смолкин: «Я пил. Ну да, пил. Но не по-черному, а так, чтобы не терять человеческого облика. Мне же нужно было работать, чтобы как-то поддерживать свою унылую жизнь. Трудно сказать, что стало причиной моего долгого одиночества. Когда-то я был женат, а после развода заделался стопроцентным холостяком.

Моей первой женой стала студентка театрального института Мария Кузнецова. Она не очень известна массовому зрителю, но ее хорошо знают эстеты. Мария снималась у Сокурова. Она сыграла в «Тельце» Надежду Крупскую, а в «Русском ковчеге» – Екатерину Вторую. Мы развелись, прожив вместе десять лет.

Разошлись по-тихому, без скандалов и конфликтов. После суда даже выпили шампанского, как будто бы за новую жизнь. Сейчас я понимаю, что нашему браку не хватило терпения, умения прощать. Молодые, эмоциональные максималисты – «все или ничего», а это неправильно. Не стоит рубить сплеча.

После развода я влюблялся в женщин, но они не любили меня. Это как в математике, когда ставишь себе условия задачи, заранее недостижимые. Нет, я не мазохист и не любитель страданий – возможно, я просто выбирал не тех женщин, которым был нужен я.

Когда мне исполнилось 50 лет, я грустно сказал себе: «Боря, успокойся. Нет на этой Земле твоей женщины, твоей второй половины». Но успокоиться не получилось».

Это неоспоримое правило: жизнь сильнее любых наших установок. Невозможно предсказать все встречи и события, которые в корне меняют судьбу. Борис Смолкин поставил на себе крест. И тут появилась она. Девушка на 23 года моложе, привлекательная, интересная. И замужняя.

Борис Смолкин: «Светлана окончила Санкт-Петербургскую консерваторию и пришла работать к нам в Театр музыкальной комедии. Там мы и познакомились. Она была очаровательна и молода. У меня никогда не было цели найти себе молодуху – у меня тогда вообще не было никаких целей. Возможно, у нас со Светой ничего и не случилось бы, если бы она не стала показывать свою симпатию. Видите ли, я твердо убежден, что женщины выбирают мужчин, а не наоборот.

И я не мог не заметить Светиного отношения. Она приходила на каждый мой спектакль, водила с собой подружек, и они что-то обсуждали на ушко, поглядывая на меня. Если я с ней заговаривал, Света краснела. А сколько раз она, как будто бы случайно, попадалась мне на глаза, хотя мы никак не были связаны по работе!

Мне она очень нравилась, и однажды я пригласил ее на свидание. В соседнем театре был какой-то вечер, и под видом того, что «это нужно по работе», мы отправились туда. После театра был ресторан и долгие разговоры, а потом... У нас случились отношения.

Сначала я был очень счастлив, но однажды задумался: «Что же я делаю? Молодая девушка, замужняя...

Сколько же проблем я создал для нее своими ухаживаниями!» Понимаю, что поступил не очень красиво, но я решил исчезнуть. Никаких встреч и знаков внимания. Я попытался прекратить с ней отношения. Но сделать это было уже невозможно: я боролся с собой примерно полтора месяца, а 9 мая пригласил ее на новое свидание.

Господи, что я там вытворял! Я просто сошел с ума! Пел серенады, читал стихи, рассказывал какие-то истории.

Мне очень хотелось быть со Светой, а когда чего-то очень хочешь, то жизнь дает. И Света развелась с мужем...»

Смолкин избежал мести брошенного молодого супруга. Зато мамы – как Светланы, так и Бориса – восприняли союз с разницей в возрасте в 23 года как и подобает в таких случаях воспринимать.

Борис Смолкин: «Самая страшная история была... Нет, даже не развод Светланы. Это история про то, как я боялся сказать маме, что у меня серьезные отношения. Она чопорная женщина, старых традиций. А учитывая еще ее характер...

Сам того не желая, мне помог мой сын от первого брака, Володя. У нас с ним всегда были прекрасные отношения: он мне все рассказывал, и я от него ничего не скрывал. Накануне нашего первого визита со Светой к моей маме Володя позвонил ей и сказал: «Бабушка, а ты знаешь, что твой сын с ума сошел? Он со школьницей встречается». Так что когда мама увидела Свету, облегченно вздохнула: «Хорошо, что хоть не школьница». Но надо же понимать, что моя мама – типичная еврейская мама. Как в анекдоте. Сын приходит и говорит: «Мама, хочу жениться, но без твоего благословения не могу этого сделать. Давай я приведу всех понравившихся мне девушек. На кого ты укажешь, на той я и женюсь». Так и сделали. Парень привел на смотрины девушек, а когда все ушли, мама спросила его: «Ну, сынок, кто тебе нравится?» Сын ответил: «Да вот та рыженькая девушка, которая стояла последней». Мама подумала и сказала: «Я так и знала, она мне сразу не понравилась».

Примерно так было и у нас: «Она мне сразу не понравилась».

Тем не менее моя мама и Светлана худо-бедно общаются.

А вот с тещей я не могу наладить никаких отношений. Я ей тоже «сразу не понравился». Правда, она ни разу в жизни меня не видела, разве что по телевизору. На все попытки сблизиться говорит «нет». Она считает, что я старый соблазнитель, который увел из семьи ее дочку.

Конечно, нужно уже смириться: мы со Светланой нормально живем более семи лет, у нас сын родился. Но для тещи я по-прежнему старый соблазнитель».

Борис Смолкин и Светлана поженились, когда узнали, что у них будет ребенок. Никто не хотел шумной свадьбы. Было одно желание – вместе жить и любить друг друга.

Борис Смолкин: «Известие о беременности Светланы не стало для меня чем-то неожиданным. Все знают, откуда берутся дети. Другой вопрос – стать папой не в 20 лет, а в 50. Для меня все было как в первый раз: я по нескольку раз вставал ночью, кормил, купал, воспитывал.

Глеб у нас абсолютный блондин. Я даже шутил: «У меня родился сын, почему-то он блондин». Увы, но после рождения ребенка мои отношения со старшим сыном несколько изменились. Думаю, причина тому – элементарная сыновняя ревность. Раньше Володя всегда был Смолкиным-младшим, а сейчас появился конкурент. Возможно, причина еще и в том, что старшему сыну я уделял недостаточно внимания. С моей первой женой мы развелись, когда Володе исполнилось всего шесть лет. Так получилось, что ребенок остался со мной, а воспитывала его моя мама, Раиса Ефимовна.

Володя, как говорится, вырос в театре, с двух лет сидел в зрительном зале. Однако артистом стать не захотел, выбрал профессию театрального продюсера – занимается организацией гастролей заезжих театров в Санкт-Петербурге. Так вот, пока Володька был маленьким, я все мечтал о том, чтобы создать полноценную семью с хорошей женщиной, которая любила бы меня, моего сына, наш дом. Такую женщину не нашел, но нашел жену и мать для моего младшего сына, Глеба. Может быть, у Володи есть какая-то обида на меня, но я надеюсь, что это пройдет».

29.07.2007

 Партнеры

 Реклама