Фотографии


Article

Борис Акунин: «Достоевский бередит мне мозг и душу»

Хуже, чем есть, не будет. Сейчас этот роман у большинства наших соотечественников ассоциируется лишь с двойкой по литературе. Только и помнят, что какой-то Раскольников какую-то старуху топором тюкнул. Я очень рассчитываю на то, что многие прочтут или перечтут "Преступление и наказание". Для того придумана целая азартная игра: в моей книге спрятан настоящий бриллиантовый перстень.    

- Ваша новая книга связана с жизнью и творчеством Достоевского. Чем он, на ваш взгляд, актуален сегодня?

- Не знаю. Не думал об этом. Лично для меня Достоевский актуален тем, что меня тоже волнуют занимающие его проблемы. Этот автор бередит мне мозг и душу. А еще я, как кот от валерьянки, пьянею от его языка.

- В "Ф.М.", как и в других ваших книгах, сильно просветительское начало — возникает желание прочитать или перечитать "Преступление и наказание". Но результат такого обращения к первоисточнику непредсказуем: кому-то после "Ф.М." "Преступление..." покажется тяжелым и занудным, кто-то может обидеться на вас за фамильярное обращение с классикой — такое уже случалось с другими вашими произведениями. А на какой результат рассчитываете вы?

- Хуже, чем есть, не будет. Сейчас этот роман у большинства наших соотечественников ассоциируется лишь с двойкой по литературе. Только и помнят, что какой-то Раскольников какую-то старуху топором тюкнул. Я очень рассчитываю на то, что многие прочтут или перечтут "Преступление и наказание". Для того придумана целая азартная игра: в моей книге спрятан настоящий бриллиантовый перстень. Старинный, баснословно дорогой. Чтобы получить его, нужно первым разгадать код, а ключ к коду надо поискать у Достоевского. Пусть знают: чтение обогащает.

- Вас упрекают в том, что под видом развлекательной беллетристики вы занимаетесь исправлением отечественной истории, религии, словесности и т.д. Скажем, многие положительные герои русской литературы были в оппозиции к существовавшему тогда строю. В отличие от вашего Фандорина, который стоит на страже царского режима и борется с революционерами. Что бы вы ответили на это?

- Имею право. Разве нет? Я здесь родился и живу, это моя страна и моя культура. У меня есть собственные взгляды, симпатии и антипатии. Надеюсь, что я навязываю их не слишком агрессивно.

- Вы — один из самых успешных современных российских авторов. Некоторые критики называют вас даже литературным олигархом. Как бы вы это прокомментировали?

- Поблагодарил бы за комплимент. Хотелось только бы стать политературнее и поолигархичнее.

- Снято уже три фильма по вашим книгам о приключениях Эраста Петровича Фандорина — "Азазель", "Турецкий гамбит" и "Статский советник". Который из экранных Фандориных — Илья Носков, Егор Бероев, Олег Меньшиков — понравился вам больше других? Почему?

- Мне все трое понравились. Первый — милотой и непосредственностью. Второй — благородством и надломом. Третий — сдержанностью и зрелостью.

- Некоторое время назад появились сообщения, что вашими сочинениями заинтересовались в Голливуде. В связи с одним из проектов звучало имя известного режиссера Пола Верхувена. В каком состоянии находятся эти кинопроекты?

- Контракт подписан. Жду начала съемок.

- Года два назад вы говорили, что собираетесь наконец осуществить свои подростковые мечты: сплавать вокруг света и выучить французский язык. Это удалось? Если да, то имело ли это какие-то последствия для вашего творчества?

- Сплавал. Три месяца сплошного моря и неба. Это как отдельная жизнь, не похожая ни на то, что было до того, ни на то, что было после. Кое-что там понял про окружающий мир и про себя. Значит, время потрачено не зря. С французским хуже. Я выделил месяц, занимался каждый день шесть часов. Кое-чего достиг, но на серьезные успехи не хватило времени. Может быть, как-нибудь снова сделаю себе подарок — продолжу.

18.05.2006

 Партнеры

 Реклама