Фотографии


Article

Алика Смехова: «Я не домохозяйка, а организатор...»

Алика Смехова переехала за город и в Москве теперь только работает. Говорит, что даже клубные вечеринки, которые несколько лет назад ее очень привлекали, она теперь посещает только с деловыми намерениями. Впрочем, отдаленность от центра города не мешает Алике все успевать...    

— Чем вы руководствовались, когда решили поменять центр Москвы на Рублевку?

— Прежде всего отсутствием московской квартиры. Точнее, она есть, но настолько маленькая, что существовать в ней с семьей невозможно. И так получилось, что, когда я была беременна, купила загородный дом. Это была очень удачная покупка, потому что сейчас я себе позволить этого уже бы не смогла. Когда ребенок родился, мы обосновались за городом, и это хорошо не только для малыша, но и для меня. Я родилась и выросла в Москве, но сейчас от этого города очень устаю.

— Странно, вы всегда производили впечатление типично городской девушки…

— Это все в прошлом. И дело даже не только в рождении ребенка. Просто я сама изменилась, и город очень изменился. На меня давят бесконечные пробки, а милые переулочки в центре, которые я так любила, сейчас совершенно потеряли свое лицо. Я по-прежнему люблю Москву, но жить здесь уже не хочу. В загородной жизни, конечно, тоже есть недостатки. Вот хотя бы соседство с президентом. С одной стороны, конечно, очень мило, что я могу пешком ходить к нему в гости. Ну хотя бы до первого пункта охраны. С другой — никогда не знаешь, когда перекроют трассу на Москву. Впрочем, и с этим я уже почти смирилась.

— То есть, с одной стороны, тихая семейная загородная жизнь, с другой — съемки, работа над сценариями, важные светские мероприятия. Как сочетается одно с другим?

— Я умею планировать свое время, поэтому многое успеваю. Съемки занимают не всю мою жизнь. Вот недавно, например, я вместе с Димой Харатьяном озвучила диснеевский мультик “Тачки”. Это было очень интересно. Также я до сих пор с удовольствием выступаю на эстраде и в клубах со своими песнями. Довольно часто веду разные мероприятия. Еще я наконец-то начала работать в театре, и в конце мая у меня премьера антрепризного спектакля “Джексон моей жены”. Летом начинаются съемки третьего сезона “Бальзаковского возраста”, а сейчас я вместе с Олей Кабо, Игорем Верником и Михаилом Ефремовым еду в Мексику, в Акапулько, сниматься в фильме у Оксаны Байрак.

— Несколько лет назад вы возлагали большие надежды на музыкальную карьеру, однако сейчас она отошла на второй план. С чем это связано?

— Я не хочу играть по правилам, которые сложились сейчас в шоу-бизнесе, и мне неинтересно подстраиваться под “форматы”. С огромным удовольствием подготовила вместе с Левоном Оганезовым камерную программу русского романса.

— Если понаблюдать за артистическими семьями, то может сложиться впечатление, будто у детей знаменитых родителей нет ни одного шанса вести жизнь, не связанную с кино и сценой. Ваше будущее тоже было предопределено?

— Я бы так не сказала. Мой отец совершенно не горел желанием отдать меня в актрисы и мечтал, чтобы я была доктором. Я думаю, он хотел меня оградить от трудностей актерской профессии. В династиях есть свои плюсы и минусы. Плюс в том, что с самого детства ты не понаслышке имеешь представление о профессии без всяких иллюзий. Во-вторых, ты растешь в определенной среде, и многие знаменитые люди, на которых другие молятся, для тебя просто дяди и тети. Мне очень много дал круг общения моей семьи. А главный минус заключается в предвзятом отношении к тебе. Все время приходится что-то доказывать.

— С годами люди становятся все более самостоятельными, и роль родителей в их жизни уменьшается. Какие у вас сейчас отношения с отцом и матерью?

— Мне очень интересно с ними общаться, особенно на профессиональные темы. Мама долго работала на радио, а сейчас она завлит театра “Ромэн”. У нее очень полезные для меня замечания. Хвалит или ругает всегда по делу. Например, не за самый лучший русский язык в каком-нибудь интервью. Папа очень доволен, что я сейчас репетирую в театре. Однажды у нас был опыт совместной телевизионной театральной постановки. Это был спектакль по Мольеру “Лекарь поневоле”, где я сыграла сразу две роли: кормилицы и жены Журдена, которого играл мой папа.

— Вы чем-то помогаете родителям?

— Они совершенно самостоятельные работающие люди, но, если нужно помочь, я всегда готова.

— Ваша кинокарьера начиналась во времена, когда отечественное кино переживало упадок. У вас были роли, но никто эти фильмы не видел. Вы переживали из-за этого?

— Я училась на втором курсе ГИТИСа, когда получила предложение сыграть главную роль в фильме “Женщина дня” режиссера Александра Баранова. Параллельно снимался фильм “Клещ” Бахыта Килибаева, в котором я тоже сыграла одну из главных ролей. Оба фильма вышли, но их увидели немногие, так как система кинопроката начала распадаться. Сейчас, когда эти фильмы показывают по ТВ, многие знакомые удивляются: “Ты еще и в кино, оказывается, играла?” Хотя я это делаю с 1987 года. Я благодарна тому времени. Я снималась у Валерия Тодоровского, у Василия Пичула, у Ольги Жуковой, у Льва Пискунова и многих других. Но потом возникла пауза. Выручил случай: в Нью-Йорке я познакомилась со Славой Медяником. Он посмотрел фильм “Падение”, где звучала песня Георгия Мовсесяна “Ты сам по себе, я сама по себе”. Слава предложил спеть ее вместе. Потом как музыкальный продюсер помог собрать материал на альбом, который я очень удачно записала. Так все и началось. Сейчас у меня три альбома и один сборник хитов.

— После большого кино, наверное, трудно серьезно относиться к сериалам?

— Когда люди так говорят, они лукавят. Любой артист с интересом посмотрит работу коллеги, если это не полная ерунда. Мне всегда нравилось играть комедийные, характерные роли. От роковых красавиц я уже устала. Мне очень нравятся актрисы плана Фаины Раневской, Рины Зеленой. Из современниц — Любовь Полищук, Татьяна Васильева, Мария Аронова.

— “Все мужики сво…” часто сравнивают с “Сексом в большом городе”. Но у американцев немало эпизодов уделено моде, гламуру, светской жизни. Почему у нас все скромнее?

— Никакой гламур изначально не предполагался. Это было даже не столько концепцией, сколько финансовой стороной сериала. Большого бюджета у нас никогда не было, приходилось на всем экономить, а не “гулять по буфету”. И вообще, наши героини максимально приближены к своим соотечественницам, где гламурных барышень меньше одного процента от общего населения. Но, может, в нарядах наших героинь еще что-то изменится.

— Вы сразу согласились со своей ролью или боролись за другую героиню?

— Борьбы никакой не было. Из четырех героинь меня вполне устраивает моя. И то, как режиссер Дмитрий Фикс ведет мою роль, мне очень интересно. Но если все же выбирать, то я согласилась бы и на более взбалмошную и характерную роль адвоката Аллы, которую, впрочем, прекрасно играет Лада Дэнс.

— У вас и у вашей героини есть что-то общее в судьбе и характере?

— Многое из того, что переживает моя героиня, к счастью, для меня уже в прошлом. Я знаю, что такое одиночество, отсутствие семьи, ребенка, работы. Мне понятна моя героиня в ее стремлении быть счастливой.

— У вас был опыт телеведущей в программе “Агентство одиноких сердец”. Нет желания продолжить?

— Мне бы хотелось продолжить, и периодически возникают предложения, но пока обстоятельства против. Я очень надеюсь, что образование и опыт работы позволяют мне быть интересной для телевидения.

— При такой занятости и амбициях, наверное, нечасто получается быть прилежной мамой и хорошей женой?

— Я стараюсь такой быть. До идеала, конечно, далеко, но моя семья и ее благополучие меня очень беспокоят. Хотелось бы посвящать семье больше времени, но если я уйду в быт, то буду менее интересна своим домашним. Но в то же время я не понимаю тех, кто с головой уходит в профессию.

— То есть иногда можете и обед приготовить, и рубашки погладить?

— Рубашки точно нет, обед тоже не очень. Я не домохозяйка, а скорее организатор.

— Муж смирился с руководящими способностями?

— Он никак не может с этим смириться, и часто я слышу весьма нелестные выражения в свой адрес.

— Как выглядит ваш семейный отдых?

— Мы ездим отдыхать зимой и летом, максимум на две недели, и всякий раз выбираем экзотические места, где есть море и солнце. Для меня такой отдых — способ сплотить семью и возможность провести побольше времени с ребенком. Бывает, я ухожу из дома, когда сын в детском саду, а прихожу, когда уже спит. Живешь с ним в одном доме и несколько дней не видишь. А на отдыхе мы все вместе.

— Многие ваши коллеги выглядят такими возвышенными особами, когда дают интервью. На уме у них одно творчество, а на клубы, бутики и сплетни нет ни минуты времени…

— Боюсь, многие лукавят. И мужчины, и женщины обожают сплетни, и я люблю посплетничать, но стараюсь делать это по-доброму. Что касается клубов, то я их столько посетила в своей бурной молодости, что у меня на них уже аллергия. Что касается бутиков… Мне приятнее тратить деньги на дом и семью, чем на какие-то тряпки. Тем более у моего мужа хороший вкус и есть возможность по делам ездить в Италию. Я ему доверяю все покупки и еще ни разу не разочаровалась.

— Одна из героинь Джулии Робертс сказала, что актрисы по-своему несчастны. Например, они никогда в жизни не будут есть досыта. Это про вас?

— И про меня тоже. Как любой человек, я люблю вкусно поесть, как в песне: “Люблю повеселиться, особенно пожрать…” Но уже давно, кстати, не только из-за профессии, строго слежу за своим внешним видом и рационом питания. Но, положа руку на сердце, иногда срываюсь. После чего наказываю себя двойной тренировкой в спортзале, а также лишаю себя вкусненького. А вообще, жизнь прекрасна и непредсказуема!

22.05.2006

 Партнеры

 Реклама