Фотографии


Article

Симона Синьоре: Пленительная интеллектуалка

Посреди двора, окруженная стаей голубей, стоит молодая женщина. Она улыбается, как девушки на старинных картинах итальянских мастеров... Я знаю, что стоит подойти к ней, стараясь не спугнуть голубей, и сказать ей две-три фразы — просто так, чтобы она повернулась ко мне... Это был счастливый день...    

Посреди двора, окруженная стаей голубей, стоит молодая женщина. Она улыбается, как девушки на старинных картинах итальянских мастеров... Я знаю, что стоит подойти к ней, стараясь не спугнуть голубей, и сказать ей две-три фразы — просто так, чтобы она повернулась ко мне... Это был счастливый день. И всякий раз, когда я вспоминаю его, передо мной возникают светлые волосы, блики солнца, голуби и Симона в то самое мгновение, когда она взглянула на меня и поняла, что я иду к ней.
Ив Монтан

25 марта исполняется 85 лет со дня рождения французской актрисы Симоны Синьоре (1921-1985). Она была женой Ива Монтана, снималась у известных режиссеров и была удостоена многих наград, в том числе «Оскара», «Золотой пальмовой ветви» и «Сезара».

Симона Синьоре родилась в Висбадене, где служил ее отец. Ей рано пришлось стать опорой семьи — во время Второй мировой войны отец, еврей по национальности, бежал в Лондон, где находился центр антифашистского движения «Свободная Франция». Сама же Синьоре входила в подпольный кружок писателей и артистов, спасала преследуемых фашистами друзей. В те же годы она посещала драматические курсы Соланж Сикар.

Хорхе Семпрун, писатель: «В первый раз когда я ее увидел, это был конец 42 года, начало 43-го... Было это в Париже, в кафе "Флор". Я сидел спиной к входу, и вдруг в кафе воцарилась странная тишина. Напряженная и тяжелая до такой степени, что я в какой-то момент подумал, что в кафе вошла полиция: гестапо или французская полиция.. То была эпоха облав... Но на самом деле, это было нечто СОВСЕМ иное. То была — Симона Синьоре. В те времена я не знал, КТО была эта молодая женщина, вошедшая в кафе "Флор", где у нее с кем-то было назначено свидание. Но она была в такой степени хороша собой, что абсолютно все умолкли и в тишине все следили глазами, за ее силуэтом, силуэтом молодой девушки, проскользнувший меж столиков, к тому, кто ее ждал...»

Её первые роли в кино — служанки и горничные. В фильме «Демоны зари» 1946 года ей снова выпало играть служанку, но именно с этой роли началась ее настоящая актерская карьера. В том же году за фильм «Макадам» она получила специальную премию для талантливых дебютантов — первый приз Сюзан Бьяншетти.

Затем последовали и другие призы и награды. Приз «Фемина» — премия жюри британских режиссеров и критиков, «Серебряная лента» на Международном кинофестивале в Венеции за лучшую женскую роль были вручены Симоне Синьоре за фильм «Золотая каска», поставленный в 1952 году. Спустя год она сыграла роль Терезы Ракен в одноименном фильме по роману Эмиля Золя. Богатая актерская палитра Симоны Синьоре проявилась впервые именно в этой картине: за ее внешней сдержанностью, даже холодной отчужденностью таилась личность огромной силы и трагического мироощущения.

В 1957 году Синьоре вновь получила главный приз за лучшую женскую роль на кинофестивале в Карловых Варах — за роль Элизабет Проктор в фильме «Салемские колдуньи». Ее героиня была уже немолодой женщиной, которой хватило мужества и душевных сил отстаивать свою собственную точку зрения.

В 1958 году Синьоре получила награду на Каннском кинофестивале за одну из самых блестящих своих работ – роль в фильме «Место наверху». Кроме «Золотой пальмовой ветви» за роль Элис Эйзгилл Синьоре была удостоена «Оскара» и премии Британской и Французской академий киноискусства. Эта картина, которая в нашей стране известна под названием «Путь в высшее общество». Актриса сыграла зрелую женщину, для которой нравы элиты не являются тайной за семью печатями. Она знает, насколько лжив этот мир, как лицемерны и скучны его представители. Героиня Синьоре не верит в благородство человеческой натуры и тоскует по идеалу и чистой любви. Она влюбляется, но вскоре понимает, что была для любовника лишь средством достижения корыстной цели.

Масштаб личности Синьоре делает и ее героинь запоминающимися: все они — натуры цельные, страстные, одаренные, но тем трагичнее разочарования, постигающие их, крушение иллюзий и идеалов. Актриса создала немало подобных характеров: она говорила, что «тело актера — это колодец, в котором жизненные впечатления накапливаются и потом извлекаются, когда нужно».

До середины 60-х годов прошлого века Симона Синьоре снималась без перерывов: «Адуя и ее товарки» (1960), «Знаменитые любовные истории» (1961), «Судебный процесс» (1962), «День и час» (1963), «Корабль дураков» (1965, США). В 1964 году по опросам критиков и зрителей она признана лучшей актрисой Франции. В 1971 году Синьоре получает награду на Международном кинофестивале в Западном Берлине за роль в фильме «Кот». В 1977 году она удостоилась национальной премии Франции «Сезар» за исполнение роли тети Розы в фильме «Вся жизнь впереди».

В последующие годы она снималась реже. Все чаще она стала выступать как общественный и политический деятель вместе со своим мужем, актером кино и театра, певцом Ивом Монтаном. Они выражали протест против вторжения советских войск в Прагу в 1968 году, затем выступали в защиту Сахарова, Солженицина, диссидентского движения в странах Восточного блока. Последние десять лет жизни Синьоре занималась литературной деятельностью, написав книги воспоминаний: «Будет ли завтра радостным?» и «Ностальгия уже не та».

Симона Синьоре: «Название книги не моё. Я не знаю, кто придумал эту фразу. Придумал и написал на стене нью-йоркского дома. Мало того, я не сама увидела эту надпись, а мой друг Олаф... Как-то он мне сказал: "Мне попалось чудесное стенное граффити". По-английски оно звучало: "Ностальгия не та, что прежде..." И когда я начала описывать Нью-Йорк в моей книге, наш первый визит с Монтаном в Нью-Йорк в 58 году, я вспомнила про это граффити. А заодно я вспомнила и тьму других стенных шедевров. А так как мы жили недалеко от 42 улицы, то граффити эти были по большей части мерзкими... Это же, чудесное, увы, на мою долю не выпало его увидеть... Я его прозевала. Так что Олаф меня подстраховал.

Но воспоминание об этой стенной надписи мне пригодилось, когда я искала и не могла найти название для книги воспоминаний. Название — трудно найти. Все мои друзья мне помогали. Так вот это название, в конце-то концов, говорит обо всем и ни о чем».

24.03.2006

 Партнеры

 Реклама