Смотрите информацию вулканический камень для подачи мяса здесь.
Фотографии


Новости

Житейские беседы Тимур ШАОВ: Выбери меня!
04.30.06

— Тимур, кому вы предъявили свой седьмой диск в первую очередь? Кто входит в вашу фокус-группу?
       — Учитывая, что один из дисков был сборным, этот все же правильнее было бы назвать шестым с половиной. Это самые разные люди, в том числе из Минска и Киева. Их совокупный портрет нарисовать невозможно, такие они разные.

Если не считать журналистов, это по большей части творческая интеллигенция, в меньшей степени техническая. Встречаются люди, слушающие только рок-музыку и даже вовсе бесконечно далекие от искусства. Хотя общее, пожалуй, есть: я консерватор, и слушают меня по большей части люди моих взглядов.
       — Ваша манера в авторской песне не распространена, несмотря на обилие стилей и жанров внутри авторской песни. Кого из многочисленных предшественников вы назвали бы, не задумываясь, в первую очередь?
       — Городницкий, например, для меня в первую очередь не бард, а классный поэт, по-прежнему не сдающий позиций. Последние его вещи просто потрясающие. А по духу все же ближе Юлий Ким. Могу назвать Леню Сергеева, Андрея Козловского, с Фрейдкиным мы большие друзья. Если говорить о профессионализме — то, что делает Никитин, говорит о нем как о самом высоком профессионале, хотя он сам и не пишет текстов. Вот так надо работать.
       — Существует проблема продвижения интеллектуального продукта в среду менеджеров шоу-бизнеса, имеющих стойкие взгляды на то, что нужно народу, и регулирующих в соответствии с ними потоки песен на радио и ТВ. Ими повсеместно применяется выражение «не формат» как определение творчества, не имеющего перспектив в массовой культуре. Объясняли ли вам хоть раз, почему вы «не формат» и что это вообще такое?
       — Вот ни разу! Один пытался… Сказал, что очень много в «формате — не формате» определяет голос. Я подивился, конечно. А он: «Нет — вот именно голос. И у вас голос как раз именно не формат». Ну хорошо, мой голос не подходит. Есть и другие. Вот Трофим, скажем, у него голос поставленный? Чушь, конечно. Не в голосе дело. Они сами точного ответа не дадут. Много было дискуссий на эту тему, на ТВ в передаче «Земля — воздух» обсуждали, да все без толку. Потому что это просто отговорка, позволяющая не ставить им то, что самим не нравится. И все. А отталкиваются от собственного вкуса: нравится — не нравится.
       — Но нередко менеджеры отталкиваются от рейтингов.
       — Алена Свиридова сказала об этом парадоксально, что у нас как раз не спрос рождает предложение, а предложение рождает спрос. То есть если гнать продукцию, соответствующую вкусу среднего попсового менеджера, то население и будет считать, что это настоящее искусство. Формируется массовый вкус. Я сыну дал другую музыку, он понял разницу. Значит, их предпочтения не даны нам от природы.
       — Пульс на теле прощупывается в особых точках. В каких точках для вас сильнее чувствуется пульс жизни?
       — Не в Москве. Для меня это в первую очередь Черкесск и станица Зеленчукская. Езжу туда каждый год, из бесед с людьми вижу, что меняется в стране. Москва не показатель. Последняя поездка оказала на меня самое гнетущее впечатление. Все как-то становится агрессивнее, хуже, беднее, злее. Я-то полагал, что наоборот: все должно быть получше, побогаче, судя по Москве. Ан нет. На периферии все ощущается четче. И песню нашу складывает она, а не Центр. Почему такие рейтинги у «Аншлага»? Громадная страна за вычетом Москвы и Питера сидит и смотрит то, что ей нравится. А что от них можно требовать, когда такая жизнь?
       Я человек любопытный. В социальном смысле самый благодарный собеседник, конечно, интеллигенция. Очень много мне дают старший брат и его друзья. И прессу читаю по всему спектру, начиная с «Завтра». Потом из этой мозаики что-то начинает складываться. Но правду вычленить мне сложно. Хотя милиция меня из-за этого не трогает. Я всегда хожу с газеткой, сразу видно, что не их клиент.
       — Нравственные основы вами не отвергаются. Разглядеть их в ваших песнях сквозь сарказм и самоиронию чрезвычайно легко. У нашего общества вы видите нравственные перспективы?
       — Многие качнулись в религию. К сожалению, я этому отдаться не могу. Есть тут для меня элемент наигранности, искусственности. Прямой корреляции между нравственностью и религией для меня нет. Хотя по-настоящему религиозный человек — более нравственный. Да только сколько их всего таких, искренне религиозных людей? Наш замечательный нобелевский лауреат Гинзбург, атеист, регулярно пишет на эти темы. И при этом человек абсолютно нравственный. Начинать надо с себя.
       
       Беседовал Валерий ШИРЯЕВ
       
       
       Тимур ШАОВ
       
       Все в стране ужасно, все в стране погано.
       В высших эшелонах — шум и болтовня.
       Бисмарка там нету, нет Шатобриана. Значит,
       Надо, чтобы главным выбрали меня.
       
       Наших олигархов разведу я круто.
       Соберу их вместе и скажу: «Даешь!».
       И скажу: «Сдавайте, граждане, валюту!
       У меня народ не кормлен, начался падеж!».
       
       Сам кристально честный и сакрально чистый,
       Лично б сеял жито, лез в шахтерский штрек.
       И меня б любили даже коммунисты.
       Самый человечный был бы человек!
       
       Ворам и мздоимцам — бить по пяткам палкой,
       Утоплю бандитов, как слепых котят.
       А ментов — не трону, потому что жалко.
       Что, менты — не люди? Тоже есть хотят!
       
       Я призрел бы сирых, утешал страдальцев.
       Как Ильич, встречал бы чаем ходоков,
       А гимном я бы сделал песенку про зайцев,
       Чуть ее подправит старший Михалков.
       
       Я скажу министрам: «Что за волокита?
       До сих пор у граждан нету ни шиша!
       Всем читать Прудона и Адама Смита.
       В общем, чтобы к Пасхе обогнали США!».
       
       Ах, каким я славным президентом стану!
       Ярким, как Людовик, мудрым, как де Голль!
       Всюду будут скверы, парки и фонтаны.
       Будем слушать Баха, кушать алкоголь!
       
       Нас бы уважали и арабы, и евреи.
       Буш бы за советом в Кремль приезжал.
       Дескать, можно мы немного побомбим Корею?
       А я бы средний палец Бушу показал.
       
       А потом, конечно, стану я тираном.
       Старая, простая, верная стезя.
       Разгоню парламент, посажу смутьянов.
       Тут уже традиций нарушать нельзя!
       
       И потом ведь любят на Руси тиранов.
       Так оно привычней, что ни говори.
       Я возьму державу, скипетр из Гохрана
       И меня Шандыбин выкрикнет в цари.
       
       Оц-тоц, хорошо! Буду самым главным.
       Будет голос зычен, а рука тверда.
       Боже, меня храни! Сильный, державный.
       Хотели, как лучше, а вышло, как всегда!
       
       Власть, конечно, сильно портит человека.
       Не пойду во власть я — мне она вредна,
       И к тому же вряд ли выберут чучмека.
       Так что — спи спокойно, родная страна!
       
     

Автор: "Новая газета" № 16



Читайте так же:
  • Классическая жена
  • АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: «ЕСЛИ БЫ НЕ ТЕЛЕВИЗОР, МЕНЯ БЫ ДАВНО ЗАБЫЛИ»
  • Тимофей Баженов: “Люблю рыться по помойкам”
  •  Партнеры

     Реклама