Фотографии


Новости

Это — Житейские беседы Максим Покровский рассказывает о новом концертном диске, "Евровидении" и интернете
05.17.07

Максим Покровский, фото Александра Котомина

Группа "Ногу Свело!" существует уже почти два десятка лет, и все это время умудряется быть вне каких-либо музыкальных течений. То коллектив отказывается укладываться в любые жанровые рамки, то вовсе поет на придуманном языке. Вот и сейчас группа выпускает довольно нетрадиционный с точки зрения отечественных музыкальных тенденций диск: DVD "Потерянный Поезд" будет содержать полуторачасовой концерт и десятиминутную короткометражку о жизни "Ногу Свело!".


Лента: Вопрос, от которого сейчас сложно уйти: вы смотрели "Евровидение"?

Максим Покровский: Специально не смотрю, но на днях пил чай под телевизор.

Л.: И любопытство разобрало?

М.П.: Нет, случайно наткнулся на полуфинал. Порадовало, что была уже заключительная часть, когда всех перечисляют и показывают фрагменты выступлений.

Л. : И за "Серебро" даже не болели?

М.П. : Мне поразительно все равно. Конкурс "Евровидение" относится к тому типу событий, которые меня абсолютно не интересуют.

Л. : И самим туда не хотелось бы отправиться? Выйти и спеть перед Европой?

М.П.: Меня каждый год об этом спрашивают. Мы же участвовали в отборочных турах "Евровидения", и не поехали туда по достаточно обидным причинам. В 1996, по-моему, году мы не поехали на конкурс, так как в край о***вшее жюри решило, что песней "Московский Романс" мы оскорбим Европу. Наша страна делегировала какого-то… Я забыл его имя, давайте называть его "мистер Блеклость". И даже он не поехал, сказали что "не прошел отбора фонограмм". Ни разу в жизни такой формулировки не слышал, видимо, настоящая причина просто в том, что он был мистер Блеклость. А когда мы тогда вышли на сцену в студии на Шаболовке и заиграли "Московский Романс", с первых аккордов весь зал упал. Вот тогда нам надо было совершенно четко ехать на "Евровидение", мы бы всю Европу уложили. А за два года до этого два голоса не добрала "Сибирская Любовь", и поехала вместо нас певица Юдифь, она же Маша Кац. С очень неплохой, кстати, песней, не опозорила нашу страну. Это был Дублин, первое выступление России на "Евровидении".

Л.: Два голоса — это же небольшое совсем расхождение.

М.П.: Там тоже была не вполне приятная ситуация, был такой самолетик судьбы. У нас с Машей голосов было поровну, и решили со сцены кинуть бумажный самолетик. Зритель из зала, поймавший его, должен был стать недостающим членом жюри и отдать за кого-то свой голос. Это была судьба, самолетик поймал издатель Юдифи.

Л.: Что-то все это очень подозрительно.

М.П.: Я вам точно говорю: самолетик нельзя специально запустить кому-то в руки. Так вот, самолетик ловит ее издатель. Сейчас вам станет еще интересней: он же был и моим издателем. Просто он был больше заинтересован в поездке Маши, готовил ее, платье ей шил. Так что с "Евровидением" связаны два вот таких не очень приятных опыта, о которых я не очень люблю рассказывать. Мне все время в вину ставят, что я жалуюсь на жизнь. Один раз на какой-то радиостанции я стал без злобы рассказывать, что нам не повезло, к сожалению, и п****к, который был в прямом эфире, оборвал меня совершенно хамским комментарием. Что-то вроде "вот так вот мы и жалуемся на свое прошлое". Причем они меня сами просили прийти. Я ради них с утра пробудился, а они мне вот так нагадили. Поэтому извините, вы меня вытянули на разговор, но вообще-то я этого "Евровидения" маму е**л.

Л.: К "Московскому Романсу" претензии возникали, а к другим песням не было? Инвалидов, например, не возмущала ваша поэзия? Или лысых девочек? У вас изначально радикальные довольно тексты были.

М.П.: Понимаете, они не только в начале были радикальными. Мне не очень понятно само определение претензии. Как мне можно высказать претензию, если я просто пытаюсь создавать что-то так, как я умею, и жить своими эмоциями, отнюдь не самыми простыми с точки зрения, например, аудитории "Русского радио". У меня есть четкое понимание того, какое место я занимаю в связи с этим. Как минимум, я не заполонил собой эфир того же "Русского радио".

Л.: Давайте о новом диске поговорим. Что из себя представляет DVD? Что на нем содержится?

М.П.: На диске есть концерт, который длится примерно час двадцать, и приблизительно десятиминутный фильм о том, как мы живем на гастролях. Фильм снят своими силами, собственно, его я сам снимал. Концерт снимали профессионалы. Это выступление на железнодорожной платформе, в смысле — движущейся товарной платформе. Мы на ней приезжаем в специально оборудованный ангар, отыгрываем концерт и на ней же уезжаем.

Л.: А как писался звук в таких условиях?

М.П.: Звук не накладывался, в студии ничего не перепевалось, не переигрывалось. Мы записывали оригинальный концертный звук, какой он есть, а потом его микшировали.

Л.: Есть какая-то конкретная аудитория, на которую рассчитан диск?

М.П.: Ни на кого специально концерт не рассчитан. Мы просто хотели внести свою скромную посильную лепту в… Слово "возрождение" мне не очень нравится, поэтому я употреблю слово "сохранение". Сохранение такого жанра, как "концертное шоу", который в нашей стране более-менее нормально себя чувствует в рамках поп-музыки и почти изжил себя в рок-музыке.

Л.: Не боитесь, что диск просто-напросто не найдет слушателя?

М.П.: Вы знаете, я на ваш вопрос отвечу достаточно радикально, хотя лично к вашему изданию и читателю я неуважения проявить не хочу. Мне это абсолютно пох*ю. Даже так: если бы меня попросили сказать, до какой степени мне это пох*ю, я бы просто не нашел слов. Я делаю то, что я хочу, и за столько лет работы в этом жанре, я надеюсь, я заслужил право это делать.

Л.: Диск называется "Потерянный Поезд". Почему вообще решили выбрать железнодорожную тематику? Как идея сформировалась?

М.П.: Во-первых, последние кадры "Турецкого гамбита" (киноленты, для саундтрека которой группа "Ногу Свело!" исполнила песню "Идем на Восток!") натолкнули на эту мысль. Там и слова соответствующие в песне — "вслед уходящему поезду". Захотелось сделать альбому "Идем на Восток!" необычную презентацию. Было это два года назад, в мае 2005 года. Мы прокатили журналистов на поезде от Рижского вокзала до Нахабино и назад, они в се в дороге зверски нажрались, так как катали их в вагоне-ресторане. Ну и пресс-конференция была. А когда речь зашла о съемках концерта, тему поезда я решил продлить. Поначалу я вообще хотел снять выступление в движении. Платформа едет, мы играем. Но технологически это в тысячу раз сложнее, чем то, что мы сняли. Кроме того, на самом деле это не так интересно. В короткометражном фильме у нас тоже есть сюжет, связанный с поездом. Лично мое отношение: я люблю поезда больше остальных видов транспорта. Есть романтика.

Л.: Будут ли включены на DVD какие-либо из ваших видеоклипов?

М.П.: Нет, клипов там не будет по десяти тысячам причин. Например, я вообще не хотел чем-то размешивать такой концептуальный концерт. Меня фильм туда с трудом уговорили включить. Во-вторых, я мечтаю издать отдельный DVD с нашими клипами. Я пытаюсь их посчитать, получается уже больше двадцати пяти, не концертных номеров, а реальных видео. Недавно вот закончили монтаж "Сибирской Любви".

Л.: Кстати, сколько лет этой песне?

М.П.: Она либо 1993, либо 1994 года. Сейчас просто представился случай, мы сделали отличные съемки на фестивале "Русская зима" в Лондоне. Там и Лондон, и снег, и Россия, все очень-очень сошлось. Получился такой путевой концертный клип, у нас таких не было до сих пор. А еще это дань уважения самой песне. Она у нас такая труженица, столько лет на нас работает, и до сих пор не удостоилась собственного клипа. Съемки ролика — это такой способ сказать ей спасибо.

Л.: А расскажите про Лондон. Вы, вроде бы, совсем недавно еще раз туда ездили, на экономический форум.

М.П.: Да, это была уже вторая официальная поездка группы. Лично моя — третья. В рамках форума проходил фестиваль Moscow Motion, где выступают русские группы. Это все проводится для русских людей. Так что говорить о том, что наши выступления там отличались от концертов здесь, не приходится. Чем они могут отличаться, если люди те же? Не люблю нагонять излишний пафос. Знаете, как делают некоторые российские ансамбли, говоря о своих заграничных поездках — тур по Великобритании, что за бред, их ни один англичанин толком не знает. Мы за чем ездили, то и получили.

Л.: Возвращаясь к вашему "Потерянному поезду", когда его можно будет найти в магазинах?

М.П.: На прилавках он появится уже очень скоро. Дата его выхода, она же дата презентации в клубе "16 тонн" — 18 мая. Распространяет его "Мистерия звука".

Л.: Чего ждать от самой презентации?

М.П.: Мы прежде всего хотим не помешать судьбе. Специально мы для этого ничего не делали, но так сложилось, что когда по плану мы должны закончить выступление, на канале "ТНТ" должен начаться эфир нашего концерта, того самого, с DVD. Мы хотим ничего не менять, уложиться в график и потом устроить коллективный просмотр. Ну, и еще просто хотим собрать своих друзей. Не устраивая из этой презентации большого шума. Вообще не планируем пресс-конференцию, вот этой ситуации сидения за столами, когда московская журналистская братия вые****ется, а вопросов нет. Потом я разговорю журналистов и разговорюсь сам, разойдемся, пресс-аташе раздаст материалы. Весь фидбэк, который получим: товарищи в различных изданиях, интернет, прежде всего, будут опять изгаляться и опять ставить мне какие-то диагнозы. Это, собственно, то, что произошло после презентации альбома "Идем на Восток!". Если говорить о Сапрыкине из "Афиши", то я могу быть с чем-то не согласен, но он по крайней мере с добром пришел. А когда какой-нибудь молодой членик начинает изгаляться в журналистком языке, точнее, в его жалких пародиях. Ладно бы у него было хотя бы собственное мнение… А в рекламе мы со временем начали нуждаться все меньше и меньше. Даже если она нам и понадобится, то это будет серьезная закупленная рекламная компания, столько эфиров здесь, столько рекламных роликов здесь…

Л.: Раз уж заговорили об интернете, такой вопрос: вы собственным сайтом занимаетесь?

М.П.: Я вообще им не занимаюсь, занимается пресс-аташе Лана, в той или иной степени — наш фэнклуб. Там течет очень хорошая жизнь, я о ней знаю, но лично к сайту не прикладываю руку. Просто я не интернет-человек.

Л.: Как представитель интернет-издания, не могу не поинтересоваться: почему у вас сложилось такое отношение к интернету?

М.П.: В первую очередь из-за того, что есть кому этим заниматься. Интернет — это достаточно серьезная развивающаяся мощность, и пренебрегать ей было бы достаточно глупо. Поэтому приходится пользоваться услугами, помощью, увлеченностью тех людей, которые что-то в этом понимают. У меня самого времени нет ни на что. Просто так что-то делать я не люблю, я по натуре перфекционист. Пастись в интернете, лазить по форумам не люблю, не люблю досужие разговоры. Время от времени появляюсь в чатах, просто не могу игнорировать этот способ общения, он становится слишком распространенным. Причина прохладного отношения к чатам — та невоспитанность, которая там царит. Я не очень хочу негативного отношения ко всему этому, я все-таки уверен, что добрых людей больше. Просто ложка дегтя, как известно, портит бочку меда.


Автор: Беседу вел Сергей Оболонков


Новости по теме:
  • Борат сыграет роль Фредди Меркьюри в новом голливудском фильме
  • Продажи музыки в интернете за год удвоились
  • Аэрофотосъемку подделали в интернете за 60 тысяч долларов
  • Toп-10 историй успеха в интернете

    Читайте так же:
  • “Машина” времени не боится
  • Сергей Капица: “Я 60 лет хранил отцовскую тайну”
  • Лили Голден: «Некоторые до сих пор считают Елену Хангу дочерью Горбачева»

  •  Партнеры

     Реклама