Фотографии


Новости

Это — Криминал Присяжный на службе «русских» мошенников
05.29.06

11 мая манхэттенский федеральный прокурор Майкл Гарсиа и глава нью-йоркского отделения ФБР Марк Мершон объявили об аресте Джейсона Смита, 29-летнего почтальона из Нью-Джерси, которого считают соучастником “аферы десятилетия”. Ровно месяц назад было сообщено об аресте Евгения Плоткина и Станислава Шпигельмана, которых обвиняют в крупнейшем мошенничестве при торговле акциями на Уолл-стрит. Вместе с ними по делу проходит иммигрант-хорват Дэвид Пайчин, которого арестовали в ноябре прошлого года.


Трое “белых воротничков” сидят в манхэттенской федеральной тюрьме MCC, а Джейсон Смит в бруклинской MDC.

Официальное обвинение Смиту еще не предъявлено, но в предварительном (Complaint) говорится, что он снабжал Плоткина и Пайчина секретной информацией, которую те использовали при торговле акциями. Делал это Джейсон Смит, будучи выбран в большое жюри федерального суда Нью-Джерси. Заседая присяжным, сказано в пресс-релизе прокуратуры, Смит «разгласил конфиденциальную информацию о расследовании большим жюри бухгалтерского мошенничества в компании Bristol-Myers Squibb».

Романтизируя это дело, репортер “Нью-Йорк пост” Джанет Уитмен написала, что арестованный нью-джерсийский почтальон дополнил группу “жуликов с Уолл-стрит, стриптизерши и хорватской швеи, уже уличенных в дерзкой трансатлантической афере с акциями”.

Под стриптизершей Джанет Уитмен имела в виду 23-летнюю Монику Вуйович, с которой Пайчин и Плоткин познакомились в манхэттенском клубе. Затем Вуйович уехала из Нью-Йорка в Неваду. “Хорватская швея” — 63-летняя Соня Антисевич, тетка Дэвида Пайчина в Хорватии, на имя которой племянник открыл счет.

Евгений Плоткин в 2000 году закончил аспирантуру Гарвардского университета и был принят в престижную финансово-инвестиционную компанию Goldman Sachs, где и познакомился с Дэвидом Пайчиным. В ноябре 2004 года Плоткин, уже работавший в Goldman Sachs в отделе Fixed Income Research, сводил Пайчина в русскую баню Spa-88 на Фултон-стрит и там познакомил со Стасиком Шпигельманом,, который с июня 2004 года работал аналитиком инвестиционной фирмы Merril Lynch. В бане Шпигельман рассказал, что компания Procter and Gamble собирается купить компанию Gillette, а спустя некоторое время сообщил Пайчину и Плоткину конфиденциальные данные еще о шести готовящихся сделках, включая слияние двух “империй кроссовок” Reebok и Adidas. Незаконно используя эту информацию, трое приятелей заработали около 6,4 млн долларов.

Еще 345 тыс. долларов они заработали на афере с журналом Business Week, где в колонке Inside Wall Street публикуются самые свежие биржевые новости. Получая информацию о содержании свежих номеров Business Week за день до того, как они поступят в продажу, Плоткин, Шпигельман и Пайчин использовали данные этой колонки, предвидя активную скупку или продажу акций определенных компаний. Они внедрили своих людей в типографию Quad Graphics в Хартфорде, штат Висконсин, где печатают Business Week, и их сообщники Хуан Рентериа и Николаус Шустер, став типографскими рабочими, по телефону сообщали содержание колонок Inside Wall Street до отправки свежего тиража журнала в продажу.

Шустера арестовали раньше, а 20-летнего Рентериа — одновременно с Плоткиным и Шпигельманом. Кроме них, под суд попали еще 13 человек, так или иначе заработавших на “афере десятилетия”. Среди них оказались и красавица Моника Вуйович и тетя Соня Антисевич, которая трудится в Хорватии на фабрике нижнего белья.

Третьим источником наживы изобретательных “белых воротничков” стало федеральное большое жюри Нью-Джерси. Эта афера, по словам агента ФБР Дэвида Чавеса, напоминала партию в покер с шулером, которому известны все карты партнеров.

Пайчин был знаком со Смитом с начала 1990-х годов, когда они учились в одной школе в Нью-Джерси. Сперва он хотел устроить его в типографию Quad Graphics и приобщить к афере с Business Week, но Джейсон не пожелал или не смог перебраться в Коннектикут, так как заседал в большом жюри, где тогда рассматривалось дело одного из руководителей компании Bristol-Myers Squibb (BMS), которому грозило обвинение, суд и тюрьма.

В судебных документах указано, что как-то Смит и Пайчин встретились с Плоткиным в Манхэттене, чтобы договориться, как Смиту дать Пайчину тайный сигнал, что большое жюри решило обвинить руководителя BMS. Весной 2005 года Джейсон Смит сообщил Пайчину, что этот руководитель несколько раз давал показания и вкратце описал, о чем он говорил. Узнав об этом от Смита, в марте 2005 года Пайчин стал продавать акции BMS, которых у него не было, но которые он в итоге должен был купить задарма. Этот биржевый прием называется short sale — “короткая продажа” — и применяется для получения прибыли от ожидаемого падения цен на определенные ценные бумаги.

В июне 2005 года Смит известил Пайчина, что присяжные большого жюри на следующем заседании могут составить обвинительный акт. Смит также сказал Пайчину, что в газетах появилось сообщение, будто руководитель BMS обвинен не будет, но прокурор посоветовал присяжным не обращать внимания на то, что пишут газеты. Услышав это, Пайчин и Плоткин снова стали играть на понижение, проведя “короткую продажу” акций BMS, но в назначенный день Смит позвонил Пайчину и передал, что присяжные все же решили не отдавать руковдителя BMS под суд.

Дэвид Пайчин тут же воспользовался этой информацией и вместе с Плоткиным стал скупать подешевевшие за это время акции BMS, а также известил об этом других, включая Михаила Плоткина, отца Евгения.

Евгений Плоткин жил в Манхэттене, а его родители в Пало-Альто в Калифорнии, и Михаил Плоткин оказался втянут в это дело как один из участников аферы.

После ареста сына родителям пришлось заложить дом, чтобы собрать деньги на его освобождение под залог. Собирать необходимые три миллиона долларов помогала подруга Евгения, имя которой не называют, но требуемую сумму набрать пока не удается.

К тому времени Пайчин уже 5 месяцев сотрудничал с прокуратурой и все его телефонные разговоры велись с ведома следователей и записывались. Так, он сказал Смиту, что решил сознаваться и если его спросят про торговлю акциями BMS, он расскажет про “jury thing” — “эту штуку с присяжными”. В ответ Джейсон Смит якобы сказал, что понимает, о чем ему говорит Пайчин, а тот продолжал топить школьного друга словами, что Джейсона, возможно, спросят про его участие в работе большого жюри по делу BMS, но это все мелочи и федеральную прокуратуру интересует что-нибудь покрупнее.

Следствие между тем установило, что в ноябре 2004 года Смит выписал своему приятелю Пайчину чек на 7 тысяч долларов, чтобы принять участие в “короткой продаже” акций BMS и заработать.

В начале августа 2005 года нью-йоркское отделение ФБР заинтересовалось подозрительно прибыльной торговлей акциями компании Reebok за считанные дни до того, как было объявлено, что эту компанию покупает фирма Adidas. Вслед за этим сообщением акции Reebok за один день подорожали на 30 проц. и стоили 13 долларов штука. Агенты ФБР установили, что за два дня до объявления об этой сделке некто Соня Антисевич приобрела почти две тысячи акций Reebok примерно за 130 тыс. долларов. Это был так называемый “невыгодный” опцион или опцион “вне денег” (“out of money”), то есть акции, за которые платят дороже их текущей рыночной стоимости в расчете на то, что курс пойдет вверх и они «вернутся в деньги». Сразу после объявления все эти акции были проданы их за 2 171 000 долларов, принеся больше двух миллионов долларов прибыли. Далее выяснилось, что счет на имя “хорватской швеи” Антисевич контролируется ее американским племянником Дэвидом Пайчином

Когда Пайчин узнал, что им интересуется ФБР, они с Плоткиным примчались к Смиту домой в Джерси-Сити, и тот помог им уничтожить компьютер-ноутбук и переносной хард драйв, куда они вносили данные о торговле акциями, а также выбросить сотовые телефоны, которыми они пользовались при этой торговле.

Вскоре Пайчин бежал из США от ареста сначала в Доминиканскую Республику, а оттуда на Кубу, куда к нему прилетел Смит и привез от Плоткина 10 тысяч долларов, удержав из этой суммы путевые расходы. С Кубы Пайчин вернулся в ноябре 2005 года, вскоре его арестовали, и он “запел”, сдав сначала Плоткина и Шпигельмана в Нью-Йорке, затем типографских рабочих Хуана Рентериа и Николая Шустера в Коннектикуте, и, наконец, почтальона-присяжного Джейсона Смита в Нью-Джерси.


Автор: Александр Грант


Новости по теме:
  • The Times назвала десятку крупнейших мошенников
  • «Русские» женятся на «русских»

    Читайте так же:
  • Наручники вместо обручального кольца
  • Как ростовчанин американцев грабил
  • Жительница Канады с помощью интернета опознала в русском женихе убийцу
  •  Партнеры

     Реклама