Фотографии


Новости

Это — Иммиграция Брайтон-Брук
10.08.06

Брайтон-Брук | Фото: AP, специально для «Русского Newsweek»

«Если демократы выдвинут Микки-Мауса, а мы — Эйнштейна, на Брайтон-бич все равно победит Микки-Маус», — обреченно вздыхает врач-гинеколог Олег Гутник, кандидат в парламент штата Нью-Йорк от Республиканской партии. В самом русском районе во всех Соединенных Штатах он, как сам говорит в шутку, возглавляет республиканский «райком».


Шансов победить на выборах в ноябре у Гутника действительно почти нет — уже сейчас понятно, что победу одержит кандидат от демократов, которых здесь традиционно предпочитают на местных выборах. Зато впервые это будет настоящий русский «представитель» — оба кандидата от демократов, которые состязались на праймериз (внутрипартийные выборы) 12 сентября, представляли именно диаспору выходцев из бывшего СССР. Но республиканцы не отчаиваются — они верят в непостоянство русских. На президентских выборах 2004 г. они впервые проголосовали за республиканца — Джорджа Буша, хотя раньше твердо хранили верность демократам. И если на следующих выборах, как в 2000 г., судьбу будущего президента определят какие-то 500 голосов, то решающее слово может оказаться за русскими. Поэтому сейчас к общине — не только в Нью-Йорке — присматриваются в обеих партиях.

Брайтон-бич — не слишком опрятная витрина русской Америки, воспетая в российском кино. Хотя собственно «бич» — тянущуюся на многие километры 150-метровую полосу золотого песка — можно с уверенностью назвать лучшим в мире русским пляжем. Дородные тетеньки в купальниках по моде первой половины прошлого века и аккуратные старички (только что без пикейных жилетов), читающие газеты и спорящие друг с другом о политике, навевают ассоциации с незабвенным Черноморском Ильфа и Петрова. В ресторанах с советским названием «Волна» и каннибалистским «Татьяна-гриль» наряду с пельменями и очень вкусным квасом подают свежих лобстеров и «шримпов». Из салона мобильной связи доносится женский речитатив: «Да шо ты мне говоришь за свой Интернет! В гробу я его видала!»

Здесь почти нереально услышать какую-то другую речь, кроме русской, а русская почти никогда не обходится без мата, употребляемого по поводу и без: «Ой какая милая собачка! Ой какой сладкий пупсик! Сонечка, давай отнесем ее детям — они ох…ют!»

За голоса этой толпы одесских, бухарских и горских евреев, а также русских, украинцев, грузин, уйгур и прочих бывших советских граждан не один месяц вели упорную борьбу двое солидных мужчин — участники праймериз Демпартии.

Один из них, уроженец Минска Аркадий Каган, в своей прошлой жизни был суворовцем, потом учился в Львовском высшем военно-политическом училище, вступил в КПСС и в перестроечную пору писал в военные газеты критические материалы с заголовками вроде «Упоение властью», «Чванство» и «Почему уходят капитаны?». Каган нынешний — его теперь зовут Ари — ведет агрессивную агитационную кампанию против местного политического тяжеловеса Алика Брука-Красного, который предпринимает уже третью попытку пробиться во власть.

Над всем «худом» (от английского neighbourhood) разносятся звуки песен «Кабаре» и «Нью-Йорк, Нью-Йорк» — бесплатный концерт дает горячая сторонница демократов Лайза Минелли. Каган тем временем со свитой из нескольких русскоязычных пенсионеров движется по периметру парка, останавливаясь перед каждой скамейкой: общается с электоратом. Его агрессивность избирателей несколько пугает.

 - Вы слишком откровенно заявляете, что выиграете, а ведь на вашего соперника работают очень большие силы, — жалуется Владимир Петерсон, уже решивший голосовать за Кагана.

Алика Брука-Красного поддерживает истеблишмент Демократической партии. Каган подает себя как «народный кандидат».

 - Вы, лично вы, для меня важнее, — горячо уверяет Каган проявляющего преступное малодушие сторонника. — Если мне взамен вас предложат, чтобы все политики Бруклина в одночасье поддержали меня, я скажу: «Пусть Владимир Петерсон голосует за меня, а политики Бруклина остаются с моим соперником!» Потому что они не живут в моем округе — почему я должен для них работать?

Петерсон продолжает сомневаться:

 - Но он проводит столько мероприятий…

 - Знаете, в Советском Союзе было такое слово — «пропаганда». Поэтому русскоязычные люди терпеть не могут пропаганды. Когда им промывают мозги — им это не нравится, — терпеливо объясняет ему бывший политработник Советской армии.

Каган, конечно, ошибся: 12 сентября победил Брук-Красный.

Республиканец Гутник на выборах в местный совет демократам проигрывал уже дважды, и, видимо, проиграет вновь. Гинеколог-республиканец (у Гутника даже офис расположен прямо в его клинике) — звучит примерно как китобой, без отрыва от производства вступивший в Гринпис, — если учитывать отношение партийного большинства к абортам. Однако проигрывают республиканцы не поэтому, да и Гутник, хотя сам и не делает больше аборты, считает их законным правом женщины. Упорство, с каким еврейская община США продолжает голосовать за демократов, его удивляет — уж по крайней мере после той поддержки, которую США оказали Израилю в войне с «Хезболлой», иммигранты должны были наконец понять, «кто за них, а кто — против».

И действительно, понимание постепенно приходит. По данным Исследовательского института новых американцев (RINA), на выборах 2000 г. 56% русскоязычных голосовали за Эла Гора и 38% — за Джорджа Буша, но уже 2004 г. демократа Джона Керри предпочли всего 22%, а правящего республиканского президента — 77%. Объясняется все просто: большинство нынешних «русских американцев» — это не те люди, которые создали свое гетто на Брайтон-бич. Теперь окрепло совсем другое поколение русскоязычных иммигрантов.

Электоральная база демократов на Брайтон-бич — люди старше 60, живущие на государственное пособие и плохо владеющие английским языком. Таких почти половина, и платформа демпартии — отстаивание расходов на социальные нужды — им близка и понятна. Республиканцы траты на социалку, наоборот, стремятся урезать.

У новой волны эмигрантов совсем другие потребности. Это вполне успешные и молодые люди из больших городов бывшего СССР, которые сознательно выбрали США как более комфортную для себя среду — прежде всего для строительства карьеры. К 2008 г. большинство из них станут гражданами, и голосовать за социально упертых демократов им совершенно ни к чему — для них гораздо важнее предложения того же Буша, который сокращает налоговое бремя.

Есть и другие аргументы. Бывший виолончелист и убежденный республиканец Иосиф Черняк, например, просто боится, что «обещанные [Демпартией] либерализм, социализм с человеческим лицом, могут в итоге обернуться тоталитаризмом». При Буше, делает он парадоксальный вывод, тоталитаризм не пройдет.

Из Москвы он уехал в 40 — и не то чтобы от нищеты: была квартира в Медведкове, дача на Ярославке и машина «Запорожец». Сейчас Черняк — младший вице-президент одного из крупнейших мировых банков, в активе — апартаменты в одной из дорогих башен на Манхэттене и дом в Квинсе. Благодаря таким, как он, русские вообще стали самой успешной и самой образованной иммигрантской группой за всю историю США, отмечает глава русского отдела Американского еврейского комитета Сэм Клигер, руководивший исследованиями RINA: доходы работающей части диаспоры серьезно превышают и средние по стране, и уж тем более заработки других этнических групп.

Толчок же к решительному развороту в политических взглядах русской общины был дан 11 сентября 2001 г. — иммигранты и до того не питали теплых чувств к исламистам, а тут начали активно поддерживать тех, кто предлагал быстро и беспощадно раздавить врага. Черняк приветствовал и ввод американских войск в Ирак — в передовом отряде был сын от первого брака его жены Киры. Хотя, оговаривается он, «очень обидно, что сделали такую большую ошибку в смысле разведки — с «Аль-Каидой» нужно было воевать не в Ираке, а в Пакистане и Афганистане».

«[У русскоязычной общины] осталась привычка мыслить в категориях добра и зла, поэтому, когда кто-то встает и говорит, что есть некое абсолютное зло — например, как сказал недавно Буш — “исламофашизм”, это находит отклик», — объясняет Клигер. И в любом случае во главе государства они хотели бы видеть человека, который поддерживает Израиль, как это делают республиканцы — демократ Клинтон, напротив, выламывал ему руки. Потому что только этнических евреев в русской диаспоре, по оценкам Клигера, около 65%, а семейные или дружеские связи с Израилем имеют более 80%.

Казалось бы, республиканцам нужно просто сидеть и ждать, что русские разбогатеют и сами придут к ним в объятия. Однако часть вполне успешных выходцев из СССР через непродолжительное время от них вновь отвернулась. Например, уехавший 30 лет назад из Ленинграда Зигмунд Бомзе. В Америке бывший сотрудник «Ленфильма» стал фотографом — и был одним из пяти профессиональных фотокорреспондентов, запечатлевших разрушение второй башни Всемирного торгового центра. Вид на нее открывался прямо из окон его манхэттенской квартиры.

Республиканцы Бомзе разочаровали тем, что стали похожи на членов КПСС. «Они верят словам Буша о том, что войной в Ираке он отвел внимание террористов от США. Но на самом деле он создал еще больший терроризм», — говорит иммигрант, который в Нью-Йорке почти не общается с русскими. Идея насаждения демократии силой ему тоже не мила: « Какому арабу нужна свобода, [если без нее] он мог иметь четырех жен, а при демократии это будет запрещено?»

К 2008 г., когда пройдут очередные президентские выборы, маятник политических предпочтений 700-тысячной русской общины в США, наверное, еще будет смещаться в сторону республиканской «сильной руки». А вот что будет к 2012 г., никто не знает. Так что русские еще дадут двум главным партиям США за себя побороться.


Автор: Леонид Макеев



Читайте так же:
  • Из России в США переехали 63 тыс. учёных
  • Спешите стать гражданином США
  • В Америку по-канадски?
  •  Партнеры

     Реклама